Большие возможности маленьких охотников

Название группы пород «норные» сослужило им плохую службу. До сих пор огромное количество людей полагает (и я раньше разделял эту точку зрения), что такие собаки могут использоваться лишь для того, чтобы добыть зверя в его подземном жилище. Считается, что лишь некоторые питомцы способны участвовать в других видах охоты. На самом деле это совсем не так. Мои терьеры большую часть времени задействованы именно «наверху».

За 27 сезонов, в которых участвовали два вельша и три ягда, не более 5% от всех охот приходилось на долю добычи зверей в норах. Когда пользовались спросом шкурки лисы, это соотношение было другим — до 8-10%.

Уточню, что речь идет о любительской охоте с терьерами. Хотя мне и очень нравятся таксы, но использование их «наверху» сильно ограничено по объективным причинам: низкий рост и «скромная» способность к прыжкам не позволяют этим собакам полноценно работать в высокой траве или снегу.

Странное поведение животных

Из-за малых «габаритов» терьеров некоторые виды охот с ними становятся своеобразными. Поведение многих зверей при встрече с этими «мелкими» противниками бывает совершенно нетипичным.

Например, лось неспешно перебирал передними ногами, стараясь наступить копытом на собаку, которая при этом пыталась подпрыгнуть и укусить его прямо между рогами. Когда впервые увидел такое, настолько перепугался за своего питомца, что хотел прогнать «сохатого» выстрелом в воздух.

Самцы косули при виде норной собаки уходят не слишком поспешно, если, конечно, охотник себя не обнаружил. Некоторые животные даже останавливаются и пытаются отогнать терьера рогами.

Заяц поднимается с лежки только в тот момент, когда мой питомец подойдет практически вплотную. Лиса в загоне далеко от собаки не отходит, бывает, даже приостанавливается и тявкает на нее. Бобры и ондатры на воде терьеров совершенно не боятся — лежат на поверхности метрах в пяти и спокойно наблюдают, подставляясь под выстрел.

Все это делает норных собак исключительно удобными компаньонами для охотников-одиночек, к которым отношу и себя.

У меня все терьеры гоняют с голосом. Если же зверь останавливается и пытается отбиться или залезает в крепи на отстой, то активно не нападают и зовут хозяина простым лаем. При этом часто перемежают его отдельными «выкриками» «диким» голосом. Если через 5-7 минут не подойти, то собаки снова активно нападают и гонят дальше. Когда зверь дошел, лаять перестают (то есть не анонсируют) — лишь немного с рычаньем потреплют и возвращаются ко мне, а затем уже ведут до него.

В наших угодьях снег делает невозможным использование терьеров лишь в конце сезона, когда лицензии по копытным уже закрыты. В этот период для других видов охот перемещаемся туда, где нет сугробов или где наст держит собак. За 27 сезонов некоторые ограничения из-за большого снега были не более двух-трех раз.

За косулей

Охота с терьерами на это животное, на мой взгляд, самая интересная из всех видов, поскольку происходит «накоротке», практически на глазах у хозяина. Особенно когда собака уже опытная и работает «аккуратно», «на результат», то есть обрезает и заворачивает косулю на стрелка (причем круг может быть до одного километра).

В крепях, прежде чем выгнать зверя на открытое место, «зовет» хозяина, ожидает его. Лай во время гона и по стоящему животному разный. Далеко не уходит и больше 20-30 минут одна не работает. Возвращается к началу загона, если не позовешь ее из другого места.

По глубокому снегу «мелкая» собака по следам перемещается вертикальными прыжками. Из-за этого она двигается медленно. Так что, поставив питомца на след, почти всегда успеваешь добраться до своего номера на лыжах или на машине.

За зайцами

Роль терьеров в охоте на «косых» невелика. Собаки легко могут добрать подранка. Если же поднятый мной заяц ушел в овраги, то отправляю питомцев по следу. Преследуемый собакой «косой» практически всегда поднимается наверх в пределах выстрела от места спуска.

Когда место охоты на зайцев «шумное» (снег хрустит, захламлено ветками и т.п.), я заставляю терьера идти рядом с собой. Это позволяет подобраться к лежке на дистанцию выстрела. Охотника с такой собакой заяц подпускает намного ближе, практически вплотную. Единственная проблема — не подстрелить своего питомца, который может рвануться за «косым».

За бобрами и ондатрой

Этих зверьков добываем двумя способами. Первый вариант: я иду с ружьем метрах в 6-8 от уреза воды, а собачка бежит немного впереди и нюхает землю. Запах бобра и ондатры настолько сильный, что терьер легко находит место, где под землей находится их нора, и начинает активно раскапывать грунт.

Хозяева жилищ этого обычно не выдерживают, уходят в воду, выныривают в нескольких метрах от берега и наблюдают за собакой. Мне остается только тщательно прицелиться в голову зверька, что легко делать с расстояния не более 10-15 метров. После выстрела собака «буксирует» трофей к берегу, и мы идем дальше.

Непосредственно в бобровые норы (хаток у нас немного) питомцев никогда не пускаю: слишком опасно. Поэтому приходится следить, чтобы собака не нашла выхода из жилища на сушу и не залезла туда сама.

Второй способ: когда есть течение и берег обрывистый, высокий, я иду с терьером вниз по течению реки и в бинокль осматриваю территорию. Ондатра на сильном течении подпускает достаточно близко, лишь отплывает на несколько метров, часто даже держится на одном месте. После выстрела собака вытаскивает уносимую течением тушку на берег, и мы идем за следующим зверьком.

По птице

До того, как завел первую «девочку» из вельшей, даже не предполагал, что они могут нырять, причем достаточно глубоко, и надолго задерживаться под водой. Один из первых эпизодов: весна, острова на Енисее. Через день после открытия охоты мы шли на «Казанке» на малом газу по затону вдоль затопленных зарослей травы.

Вельштерьер Вильма, как всегда, топталась на носу и вдруг, взвизгнув, прыгнула с лодки и исчезла под водой. Несколько секунд стояла тишина, затем собака вынырнула, держа за крыло здоровенного крякового селезня-подранка. После непродолжительного «боя» она подплыла к лодке с добычей.

С тех пор я всегда специально плавал потихоньку вдоль зарослей, и все мои собаки еще много раз доставали подранков. Был и «рекорд»: на следующие сутки после открытия осеннего сезона мы с двумя питомцами за одно утро «добыли» 18 (!) уток, не сделав ни единого выстрела! После таких поездок можно только представить, сколько подранков пропадает.

Технология охоты по берегам водоемов давно отработана: по притопленной траве рек и стариц, в кочках сырых болотин терьеры с большой готовностью активно ищут уток, которые подпускают их почти вплотную. Я с ружьем и рюкзачком иду потихоньку по кромке воды, а собаки челноком рыщут в траве в 10-12 метрах впереди.

Причуяв утку, питомец замедляется и активно работает хвостом, даже подвизгивает иногда. Вскидка, команда «вперед», недолгое ожидание, и утка медленно взлетает — стрелять просто, как в тире. Собаки выносят битую птицу из воды на берег — правда, в руки не подавала ни одна из них, да я и не требовал этого. В пасмурную и ветреную погоду, когда утка не летает, такая охота особенно результативна.

Весной одну из собак обязательно держу рядом с собой в скрадке — доставать битую птицу. Особенно это важно, если на реке есть течение. Сложно успеть добежать до замаскированной надувной лодки, догнать трофей и вернуться в скрадок!

А терьер делает это быстро — надо лишь обязательно иметь с собой большую тряпку, чтобы сразу обсушить и укутать питомца для защиты от сквозняков. Тогда даже при минусовых температурах он будет здоров… проверено не раз! При доборе гуся-подранка собаке альтернативы нет: кто гонялся за ними, тот знает!

Буквально в экстаз приводит наших терьеров запах куропаток, оттащить от птичьих набродов можно только с большим трудом. А одна из собак всегда пыталась «надкусывать» подобранную битую птицу или подранка, если трофей сразу же не отбирали.

Подобным же образом питомцы ведут себя и по отношению к косачам. Но, когда те рассядутся по березам, не все собаки могут облаивать, не прыгая на дерево. Два ягда у меня были слишком «заводные»: забегали вверх по стволу метра на три, и птица слетала.

На лодке

Всегда беру с собой в плавание одну из своих собак. Везти в лодке сразу двух питомцев крайне нежелательно по соображениям безопасности на воде. Располагаются терьеры в носовой части, на своей подстилке, ведут себя спокойно и места занимают немного.

Во время рыбалки это хорошие сторожа, в ходе охоты на островах — верные помощники; на ночевках — походная грелка. Вполне комфортно доводилось ночевать в палатке в спальнике с вельштерьером при минус 17 градусах.

Всегда спокойно можно уходить достаточно далеко от стоянки, оставляя собаку охранять лодку и вещи. К посторонним питомцы недоверчивы, а очень звонкий голос, обязательный для терьеров, слышно издалека.

Однако, как часто бывает, имеется и «ложка дегтя в бочке меда» — вероятность несанкционированного захода собаки в норы. Избежать такого в принципе невозможно. Так что, если останавливаете свой выбор на одном из представителей этой группы пород, надо отчетливо понимать, что рано или поздно предстоят «земляные» работы по оказанию помощи питомцу.

Если морально и физически не готов к такому неизбежному случаю, если не берешь с собой НА КАЖДЫЙ выезд в угодья необходимый набор инструментов, то лучше завести себе другую собаку.

Категория: Охота на дичь | Добавил: Putnik (28.10.2020)
Просмотров: 10 | Теги: охотников, Большие, маленьких, возможности
| Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar